http://forumfiles.ru/files/0013/6a/96/27434.css
http://forumfiles.ru/files/0013/6a/96/35736.css

Lost In Jungle. Затерянные в джунглях

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Доска почета

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Джунгли должны знать своих героев!
Все особо отличившиеся попадают сюда.

0

2

Нам всего пару дней, а у нас уже есть, кем похвастаться на доске почета!
Так держать, ребята! Подтягивайтесь и все остальные!

http://s4.uploads.ru/VC2ZI.png http://s4.uploads.ru/cI3TL.png http://s5.uploads.ru/EPFlJ.png

+1

3

Подведены итоги голосования за неделю!

Вот они - наши герои!
Лучшие игроки по мнению большинства - Мигель Аконит и Диана Андерсон
http://s7.uploads.ru/8tREW.png http://s6.uploads.ru/atDPZ.png


Лучший пост написала Диана Андерсон
http://s6.uploads.ru/atDPZ.png

пост-победитель от Дианы

Диана смотрела в пустоту лобового стекла невидящим взглядом. Все её мысли сейчас были далеко за бортом Боинга. Ведь там, в маленькой уютной студии в Вашингтоне, она вот уже в который раз оставляла единственного любимого мужчину - рыжего кота Никко, за которым всегда приглядывала её пристарелая матушка.
Как на этот раз он перенесёт очередную кратковременную разлуку? Не пропадет ли аппетит, как это случилось в предыдущем рейсе?
Еще утром она чесала за ушком эту хитрую усатую физиономию, мирно сопящую на соседней подушке. А уже вечером прокладывала маршрут из Нью-Йорка в Рио-де-Жанейро.
При всей безграничной привязанности к своему полосатому питомцу, Диана не могла долго находиться в четырёх стенах. Словно узник, она бродила по квартире, пытаясь найти для себя хоть какое-то занятие, которое бы отвлекло от постоянных мыслей о работе. Ей нравилась суматоха, творящаяся в аэропорту с утра до поздней ночи. Толпы разношерстного народа, запах кофе в пластиковых стаканчиках, строгие голоса из динамиков, объявляющие о посадке. Но больше всего она любила небо, штурвал и смешные рассказы первого пилота об очередном, крайне удачном, знакомстве с новой дамой сердца.
Бодрый голос Леона вывел Диану из транса.
- Не слышала, - она искренне удивилась, - Робертс - хороший мужик. Понимающий.
Вот уж действительно новость. Обычно Андерсон была в курсе всех последних событий. То, что мистер Рональд Робертс покинул свой пост, оказалось для неё неприятным сюрпризом.
- Не переживай, Лео, - в голосе послышалась смешинка, - я более чем уверена, что ничего не обнаружится. Каким бы распутным бабником ты ни был, но образ жизни ведешь здоровый.
По штурвалу прокатилась лёгкая вибрация. Диана замолчала, прислушиваясь к непонятному глухому гудению. В зону трубулентности они вошли десять минут назад. Лайнер периодически потряхивало. По радиосвязи передали, что из-за штормового предупреждения аэропорт в Рио не принимает. Адамс тут же поспешила объявить об этом.
- Уважаемые пассажиры, в связи с плохими погодными условиями, мы вынуждены совершить посадку в Манаусе.
Гудение нарастало. Послышался свист.
На приборной панели загорелись и угрожающе запищали датчики. Вместо плавного перехода, лайнер начал терять высоту. Штурвал заходил ходуном, стакан с зелёным чаем опрокинулся на пол. Вечер переставал быть томным. Диана кинула быстрый взгляд на первого пилота.
- Какая еще пробоина? - вопрос повис в воздухе.
Пробоина - дело серьёзное. И страшное. Диана попыталась вновь связаться с пассажирами по громкой связи, сообщить им о возможно разгерметизации, но громкий скрежет металла и шум воздушных потоков заглушили ее спокойный ровный голос. За дверью послышался истошный крик стюардессы. Диана вцепилась в штурвал, намереваясь любой ценой посадить лайнер в назначенном месте.
Железная птица практически не слушалась. Скрежет металла, людские вопли и писк маячков смешались в одно. Забывшись в адском рёве, Адамс плавно потянула штурвал на себя, отклоняя противоположную педаль и удерживая машину, не давая ей поддаться порывам бокового ветра. Конечно всё это было уже бесполезно. До Манауса не дотянуть. Оставалось лишь одно - подать сигнал бедствия и помолиться. Может быть их найдут.
- Mayday, Mayday, Mayday. Всем, кто меня слышит. Говорит борт 317, Боинг 767 300 ER. Всем, кто меня слышит. Терпим бедствие. Сквозная пробоина в багажном отсеке. Пожар и задымление неизвестного происхождения в багажном отсеке. Вошли в зону турбулентности. Просим помощи. Передаю координаты: 3°06′06″ южной широты, 60°01′30″ западной долготы. Скорость 800 километров в час. Число пассажиров на борту – 216. Намерены произвести вынужденную посадку. Mayday, Mayday, Mayday.

0

4

Новая неделя - новые герои!

Лучшим постом был признан пост Джастина Хиллса
http://s7.uploads.ru/FIuNX.png

читать пост

Современная наука и её проблемы.

Было весьма забавно по прилету в  Манаус,  наблюдать за тем,  что и как происходит, а главное  почему. Люди собрались  вполне определенной направленности, которая ясно указывала на то, кто, собственно, оплачивает банкет.  Наверное, лет тридцать назад, когда он был еще достаточно наивным и считал, что белоснежный мир  нельзя портить подобным, он бы и расстроился.  Когда то,  но не теперь. А еще беспокоился, что его маленький археологический сегмент будет смотреться сущими приживалами. Ан нет! Миром правят деньги и вот как то так само собой получилось ,что ведущим в экспедиции оказался фармакологический  момент. Амазонка – огромное биологическое пастбище, на котором уже  давно пасутся те, кто выращивает золото на человеческом здоровье.  Итак: биологи, фармакологи, химики ,микробиологи вероятно даже вирусологи и эпидемиологи. По сути, чужие сторонние люди, море всякого оборудования и часто звучащая фамилия - Ферелли
Уже в Эдуарду Гомеш  Джон несколько раз акцентировался на  важности интересов инвестора. Вот такие дела. Календарь как бы уходил  за второй горизонт и, признаться, Хиллс сомневался, что в экспедиции кроме Джона есть еще какой-нибудь эксперт по мифологии или лингвист. Хотя, куда вроде как проще: ступай в джунгли и изучай мифологию  общаясь с местными, вот и будет тебе профит. В идеале. На практике же итогом будет являться небольшая статься по истории опирающаяся на косвенные данные, которую естественно будут проверять – перепроверять и, конечно же, масса открытий в области медицины, ведь не для кого не секрет, что фармококампании всеми силами пытаются, допустим, задержать апробацию вакцины против малярии, посылая и посылая людей на поиски очередного химического чуда джунглей.
Вот так и получается. Как бы  ищим одно, а по факту деньги приехали тратить на другое. Ну и бог с ним, главное, что он успел подсуетится. Календарь – календарём, медецина – медециной, а его дел раскопки и руины, раз уж зашатался   монолит  постулатов об очагах древних цивилизаций, не рассматривающей до селе  бассейн Амазонки вообще. Авось и будет за что зацепиться. Кроме этого огорчало только то, что спутниковый телефон Ами до сих пор молчит, верный признак того, что дочь нашла что то интересное , и опять рвется вперед. Подбивало проследить её маршрут по радиомаякам, но руки до этого так и не дошли, хватало организационной работы и прочего. С лихвой.

Дмитрий. Точка зрения альтернативных ученых

Джастин делал  серьезную ставку на этого молодого ученого, поскольку видел в нем огромный потенциал исследователя. Большая удача, что русский вообще согласился, хотя всегда считал подобные предприятия сомнительной тратой времени и сил. От Дмитрия исходила аура понимания того ,что и как происходит вообще. Всегда и во всем. Один из эпизодов Джастину почему то запомнился.
Прогуливаясь по самому чистому из городов в сам начале путешествия, он  стал невольным свидетелем общения Дмитрия с одним из местных. Коренастый торговец, вероятно попытавшись всучить очередному «гринго» дешевые бусы,  испытал разрыв шаблонов, наткнувшись на безупречный португальски,й  как и на факт того, что русские собственно не являются гринго вообще и  может быть  даже не желая того сам - вступил в разговор.  К сожалению Хиллс застал самый лишь  его конец, но уже тогда в витиеватых хитросплетениях  простых фраз  типо  "De-me, por favor" и  "Levo isso" его привлекло одно часто повторяющееся слово «baiúna»
- Извините господин Ким…Баюна? Что такое баюна? -  искоса посмотрев на спину удаляющегося бразильского торговца поинтересовался Джастин, дождавшись пока русский закончит разговор.
Дмитрий ответил не сразу. Некоторое время он просто стоял, держась обеими руками за поручни ограждения, а после, попросту кивнул в сторону реки.
- Не так.. Бай-й-юнэ! По слогам транслитерировал он, отчего то скривившись.
- Ммм…Ага!. Река? Тоесть… байюнэ равно Амазонка? – осторожно поинтересовался Хиллс, стараясь не подбрасывать больше  дров в легко воспламеняющуюся топку раздражения своего  давнего коллеги и знакомца
- Не совсем….
- Что тогда? - Стоило больших усилий спрятать невольно просящуюся наружу улыбку. Ким любил дешёвые театральные эффекты. Пауза должна быть выдержана. Именно так он и думал тогда, может быть в чем то ошибаясь в Дмитрии
- Очень сложно объяснить,… Все глубже. Более путанно. Имеет не одно дно. Говоря об этой культуре мы даже не можем утверждать ничего наверняка вообще…Но…Если мы осмелится…Можно попытаться…Это как осколки пазла, которые еще предстоит собрать. Знаете мистер Хиллс, вы ведь сейчас наблюдаем одно из немногих уникальных явлений на  Земле, -  не отрывая взгляда от реки, наконец начал Ким, его разум при этом блуждал где то очень далеко.
- Свадьба рек*. Вся соль в слиянии притоков .  С юго востоке  Рио-Негру. Черная река, темные воды богатые минералами, окислами и апатитами. С запада Солимоэс, что переполнена донными отложениями и белой глиной. Здесь, в Манаусе, это видно очень хорошо. Черное и белое, идущее навстречу друг другу. Искривляется. Соединяется сливаясь и образует что то третье. Важное. Сакраментальное. Основополагающее.  То, что несет знание. То, что нельзя забывать, но можно неправильно истолковать. Змеящаяся линия… Baiúna.. Не русский Не английский. У нас эквивалентов данному слову попросту нет. Коренные индейцы называют её mboiaçu - вечная змея или mãe d'água - охотница рожденная водами.  Пришедшие после них  во время  конкисты  -говорят иначе…Сссссссссссс, - растягивая слова, манера изложения которых теперь очень походила на скрытую насмешку Дмитрий медленно изобразил в воздухе длинный змеящийся тяж и черты его лица внезапно стали злыми  и жесткими
- Сobra la Grande, - наконец закончил Ким и Джастину от чего то стало очень неприятно, особенно когда он заметил, что проходившая мимо пожилая женщина  видимо ненароком услышав часть повествования Дмитрия, внезапно перекрестилась и,  перехватив  что то под шейным платком, ускорила шаг.
- Уфффф, - только и произнес Хиллс
- Теперь вы ближе ко всему этому, мистер Хиллс, так? – теперь Ким, отвернувшись от реки, улыбаясь смотрел прямо на Джастина.
- Признаться я в смятении Дмитрий. Что он еще сказал вам, этот… местный?
- Что брать бусы по 5 долларов – непростительная роскошь,  - улыбка Дмитрия стала просто очаровательной
- А если серьезно?
- То же что и все они. Входить в джунгли можно только по воде, иначе Байюнэ рассердится, впрочем,  по его мнению гринго никогда не поймут этого. Никогда…
- Суеверие!
- Возможно. Однако мы – альтернативщики, рассматривая любое суеверия как часть мифологического сознания наших предков, чаще определяем его как искаженное знание. Конкретно данному – больше четырех тысяч лет. На нем целые культурные отложения и каким то образом оно интегрировалось  в разные народы. Хотя… Боюсь тут как вы – официальные ученые, так и мы – альты одинаково далеки от истины.
* Свадьба рек
Солнышко и влюбленный охранник
-  Папаша, вот кто так рюкзак носит едрит тебя педрить, а у тебя всего то там три килограмма а ты…Как дети честное слово!  Вот этот карабин защелкивается воооот здесь. Да не здесь, а здесь! Да стой ты спокойно! Сейчас сам все исправлю. Вы же ученые люди…О боже.
- Дмитрий не могли бы вы меня немного подождать. Тут вот такое. Ой.
- Вот те и ой вертеться не надо…Ну так вот мужики…Блядь собачку заело..Вот сука!. А все…Ништячек…Кстати на!  Видели эту соску рыжую а? Ну ту, которую местный микробиолох козлик катает.  Воооще зачетная кабылища! Вот я всегда говарил, что для  бабы главное порода!  Ну прав же я да!? И жопа у неё! Бооооооже...  Вот ты длинный видел её жопу?
- Я не говорю по английски..
-Че?
- Мой коллега говорит, что он не понимает по английски. При этом…Хотя это его дело, надо полагать Извините, почтенный! Я  официально выражаю вам протест! Совершенно неприемлемо говорить подобным образом о юных, невинных девушках принцессах! Это не достоно джентельме….
- Слишком тихо твой коллега говорит какой то он…Чё!? Какая невинная блядь! Папаша ты забавен как вьетнамский туалет после шершавой жопы. Гонишь короче под старость то лет.  Да забьёмся на сотку, что её драли  передрали! Ты думаешь, зачем она за собой следит?  Вот как ученый мне скажи! Если бы не хотела сладкий корешок, была бы обычной второсортной жирухой. А она хочет самый лучший и сладкий корешок! Вишь железная же логика!  Будоражит сука  мою палку уже вторую неделю!   Знаю я таких ! Небось любит, когда её берут и  сука чтобы силой блядь силой! Охуеееть  Я млею.
- Мммм…Какой экземпляр. Боже я все больше восхищаюсь жизнью мистер Хиллс. Вы слышали о теории рангового потенциала? Высшая примативность. Мистер качек, а вы не боитесь что у рыжих нет души?(произнесено по русски с сарказмом)
- Чё он сказал?…
- Дмитрий! Неважно это не относится к делу! Мистер я прошу вас оставить ваши грязные инсинуации, иначе я вынужден буду обратится к вашему начальству напрямую и покорнейше его просить.. чтобы
- Слышь старикан мне кажется ты буровишь!? Ты церберу этому Миллиру накудахтай да.
- Чарли  это Пьер! Приём!  Тя где носит?  Миллер распорядился уходить влево от «тропы», а я смотрю на него как баран, поскольку хуй пойми, куда ты транклюкировал. Давай резвей! Он уже сейчас будет дифлорировать мой мозг, а мне это хуйло нервное уже поперек глотки…  ( кто то по рации с треском статики укв)
- Прием. Хули там случилось  уже? Посрать нельзя отойти!
- Мммм..Совсем не соврал мистер качек да ты шпион прямо,(произнесено по русски с сарказмом)
- Дмитрий!
- Пропал один пассажир. Минут 15 назад короче. Облажались мы походу. ( кто то по рации с треском статики укв, скорее всего Пьер)
- Блядь как меня заеееебали эти гоблины. Иду иду…
- Слышь старик потом поговорим..,Давай бери своего «мамбу» и вон к рыжуле и её хахалю ну пока, конечно я ему все не объяснил, идите и от неё вообще не отходить. Даже по нужде.


А лучшим игроком стала Летиция Блэр!
http://s6.uploads.ru/7ixNy.png

0

5

В ряду самых активных пополнение!

http://s7.uploads.ru/cVwSu.pnghttp://s6.uploads.ru/ORs1J.png

Лучший пост написал Александр Старк
http://s7.uploads.ru/2Tm6E.png


читать пост

О чем думают люди, когда падают? Нет, сначала, как часто человеку приходится падать в этой жизни? Первая влюбленность в рыжеволосую девочку, которая никогда не посмотрит в твою сторону, двойка, за которую вечно пьяный отец готов "выбить из тебя всю дурь", поражение в первой драке, предательство друзей, увольнение с работы, развод с женой, - миллионы других причин, из-за которых люди оказываются на крыше небоскреба. Падать можно по-разному, но лишь одно всегда остается неизменным - во что бы то ни стало, стиснув зубы, ты должен подняться, наперекор всем обстоятельствам и препятствиям, которые так и норовят выставить ногу на твоем пути. Стоя на грани ты думаешь: Со мной никогда не случалось ничего хорошего, это будет лишь очередное... последнее падение. И ты прыгаешь. Есть два типа людей. Одни прыгают и получают ответ на популярный вопрос: "Что же ждет человека после смерти?". Другие, шагнувшие в пустоту бесчисленных неоновых огней и вывесок, просыпаются в своих теплых квартирах после кошмарного сна. Они идут принять душ, почистить зубы и побриться, после чего целуют своих жен и начинают завтракать глазуньей. И кто в такой момент будет таить обиду на рыжеволосую девчонку, которая лет 20 назад не видела в тебе мальчика, личности, человека? Или на того парня в кожаной куртке, который разбил тебе нос и на память о себе оставил фингал? Она теперь твоя соседка, а ее детки мило машут тебе руками и приветствуют. Этот хулиган стал твои другом, с которым ты пережил немало неприятных ситуаций. Бок о бок. Все зависит от нас. От того, как мы сможем изменить свою жизнь. Меняя свою жизнь, мы способны изменить жизни других людей. Меняя жизни других людей, мы можем сделать мир лучше. Так скажите мне, а сделаешь ли мир лучше, прыгая с небоскреба? Или ты думаешь, что соскребать тебя с крыши такси - сущее удовольствие? Подняться. Вот, что действительно важно в этой жизни. Уметь подняться, даже, когда в тебя никто не верит.
Моро (так его начали называть еще в школе, Бог знает почему. Позднее это прозвище стало псевдонимом) ощущал, что он находится на грани. Его красные глаза свидетельствовали о бессонной ночи перед полетом. Наркотики, алкоголь, слабый пол? Он бы рад, но это была бессонница, волнение. У него на хвосте сидят самые влиятельные люди Нью-Йорка. Насколько удивительна человеческая природа! Вот зачем ему нужны были эти проблемы? Зачем было писать скандальные статьи? Почему нельзя просто подмазаться к этим богачам? Журналист. Он был журналист. Несмотря на строку в дипломе "Лингвист", он был журналистом до мозга и костей. Это его жизнь. Эти разоблачения и скандалы - его наркотик. Но, похоже, что случилась передозировка. Еще чуть-чуть, и этот наркотик свел бы его в могилу. Теперь нужен отдых, реабилитация, если хотите. Перед Моро задача написать книгу, нет, отнюдь не бестселлер, просто книгу. Но, хорошую книгу. Эта книга важна ему тем, что она должна стать отправной точкой для новой жизни. "Писатель Александр Старк представил свое новое произведение..." - Вот такие заголовки он хотел бы видеть. Например, в Нью-Йорк Таймс, почему нет? Он никогда не ладил со своим главным редактором. Где-то глубоко, Старк всегда мечтал надрать задницу этому толстому индюку, продажному индюку. Бразилия. Книга о Бразилии - не только ключ от двери, за которой ожидал новый мир, а еще и орудие для порки ненавистного начальника.
Во время падения самолета Старк спал. Его сон был настолько крепким, что стюардессы могли бы принять его за мертвого, если бы не учащенный пульс. Наверное, что-то снилось.
Мужчина с атлетическим телосложением (3 раза в неделю он посещал тренажерный зал, не смотря на напряженную ситуацию в редакции) лежал, уткнувшись носом в землю. Не очень то приятные ощущения, когда еще вчера ты безуспешно пытался уснуть в собственной постели, потом поддался сну в самолете, а очнулся уже в джунглях Амазонки, с разбитым о землю носом. Вокруг шеи обмотались порванные наушники от Ipod Nano. С некоторым трудом Александр поднял голову и машинально сорвал с себя наушники, после чего выбросил их вместе с плеером, на радость хищникам этих бескрайних джунглей. Он попытался встать. Повреждена нога. Из носа течет кровь. Клетчатая рубашка порвана, на груди сверкают глубокие царапины. Из плеча левой руки торчал пластиковый обломок обшивки самолета (а может кусочек салона). Стоя на одном колене, Старк вырвал обломок из плеча и от неожиданной боли прикусил себе язык. Кровь начала капать на землю. Он оглянулся. Авиакатастрофа. Чем не сюжет для новой книги? Снова падение. И снова ты должен встать, Старк. Кто если не ты, мать твою? Какая глупость, но на лице этого человека мелькнула улыбка. Новая жизнь. Не совсем то, чего он искал, но это шанс начать все сначала. Вокруг были десятки погибших и десятки раненых. Он встал на обе ноги. Одна из них продолжала кровоточить, но сейчас это не имело значения. Он направился к людям. Он ничуть не удивился этой катастрофе. Он был готов. Где-то внутри он знал, что это должно было случиться. Бразилия. Книга. С этого момента, хоть и не на бумаге, она обретала свою жизнь. Но нет времени, чтобы думать о себе. Другие люди явно не мечтали о том, чтобы оказаться в джунглях, вдыхать в легкие запах горелой человеческой плоти. Спустя 5 минут журналист (теперь, скорее всего, бывший) окончательно пришел в себя. Какая к черту новая жизнь? О чем он думает? Надо помочь людям! За свою недавнюю улыбку он был готов еще раз разбить свой нос, который и так был кровавым месивом. Хромая и держась за левое плечо, он поспешил к раненым. Только сейчас он поймал себя на мысли - он не может первым заговорить. Шок? Возможно. Но его голубые глаза говорили все сами за себя: "Я готов помочь чем угодно, даже, если понадобится,освежевать кроко, мать его, дила, лишь бы это принесло пользу".

А лучшим игроком был признан Честер Делсон. Да-да, все мы жалостливые.

http://s6.uploads.ru/ORs1J.png

0

6

оказывается, тут есть такая тема х)
так, подведу итоги в общем. Активистов у нас нынче много)

http://s6.uploads.ru/BX2HM.pnghttp://s6.uploads.ru/XyQHM.pnghttp://s7.uploads.ru/v9Zcp.pnghttp://s7.uploads.ru/wLQG7.pnghttp://s6.uploads.ru/79Xy8.pnghttp://s6.uploads.ru/sp7GW.png

Лучшие посты до этого были у Штефана Аконита, Джона Кольта, и сейчас, снова Джон Кольт
http://s5.uploads.ru/l3f5Y.png
http://s6.uploads.ru/79Xy8.png

читать пост

Все это было так похоже на игру. И на то, что где-то в завязке сюжета вдруг включили видеоролик. От игрока ничего не зависит в этот момент. Он просто смотрит качественный и яркий момент мирового концепта.
И Джон был одним из персонажей этого видео. Он не чувствовал, что ему тяжело принимать решения. Он вообще не думал. Джон любил жизнь во всех ее проявлениях. И драк в его судьбе хватало – слишком уж необычным было его мировоззрение, чтобы не привлекать к себе агрессивного внимания. В общем, драки Кольт тоже любил. Конечно, ему не нравилось, когда его отоваривали по полной программе, но зато сколько удовольствия приносил адреналин. И как сладко ныло в груди сердце пирата, когда удавалось вмазать противнику, который был больше и сильнее его самого. Кольт наслаждался каждый раз.
Но вот сейчас речь не шла об оскорблениях в его адрес. Не он стал причиной этой опасной потасовки, к которой в ход пошли не только кулаки, но и бутылки.  И в этот раз драка развязалась из-за человеческого горя и непонимания. Все были правы. И никто не был виноват. Но бой кипел. Джон понимал, что чересчур уж пафосно называть эту свалку боем, но капитан космических пиратов не может участвовать в свалке. Он вступает только в бой.
В этот раз Кольт огреб так, как давно не получал. Но все же он сумел подняться и увидеть, как сошлись Алекс и араб – человек, потерявший в катастрофе жену и маленького ребенка. И в момент, когда та самая красивая девушка внезапно решила, опасно рискуя, остановить драку, вразумить и попытаться достучаться до тех, кто сшибся в яростной потасовке… в этот момент Джон понимал, что с трудом сдерживается, чтобы не шагнуть вперед и не вытянуть ее из опасного места. А когда Монтель отшвырнул девушку назад, к госпиталю, спасая ее от удара, Кольт поймал ее в короткие объятия, не давая упасть и поддерживая. Он только взглянул ей в глаза и тут же выпустил ее.
- Не надо было… - он еще раз мельком смотрит на нее, - Обычно не помогает.
А потом Полковник Кольт впился глазами в спину Монтеля, который в этот самый миг технично мутузил араба. Он смотрел, и кулак невольно сжимался, исполняя в воздухе короткий хук справа по невидимому противнику. Алекс стал победителем в этой войне.
Монтель отворачивается от поверженного противника и принимается растаскивать свалку, в которой двое мужчин вяло лупили незнакомого Джону дядьку.
Кольт видел, как араб поднимается с земли, трясет головой, мутным взглядом находит спину Монтеля, и как в плохих предсказуемых фильмах, хватает с земли острый, как клык, кусок железа, вырванного откуда-то страшной и жуткой силой катастрофы – и делает шаг к Алексу, занося для удара импровизированный нож.
- Адмирал, сзади!
Джон едва не подавился вдохом. Он понимал – Алекс не успеет обернуться, сориентироваться и уйти от удара. При удачном раскладе коротышка проткнет ему спину. При неудачном – живот или грудь. Или голову.
Кольт не думал. Он все еще смотрел видео, где ни от кого ничто не зависит. Он шагнул вперед, размахиваясь и забывая дышать, и обрушил на голову араба свой костыль. Раз, другой, третий. После четвертого араб ничком упал на землю и даже не пытался сопротивляться. Не закрывал голову руками, не орал, не защищался.
Джон ударил его еще два раза, а потом Алекс сделал шаг вперед, протягивая руки и останавливая Кольта.
Джон стоял, нервно переступая с ноги на ногу и уже все понимал. Такое уже случалось в его жизни. Темный  переулок. Света никакого - ни луны, ни фонаря, ни даже отблеска зажигалки. И в мутном мареве, в серых просветах он видел лишь чернильно-черный мужской силуэт на земле. И даже не приближаясь, не трогая и не щупая пульс, Джон мог бы сказать – я только что убил человека.
Кольт вздрогнул и поднял взгляд на Алекса, и во взгляде этом была растерянность.
- Адмирал…

Лучшими игроками были Штефан Аконит, Мишель Крюгер, а нынче это Кимрон Оушен
http://s5.uploads.ru/l3f5Y.pnghttp://s6.uploads.ru/XyQHM.png
http://s6.uploads.ru/sp7GW.png

0

7

Активисты все те же
Лучший пост написалаРахиль
http://s7.uploads.ru/wLQG7.png

читать пост

Мысль. Которая вилась до того в сознании ужом, постепенно улеглась. Рахиль и сама не заметила когда и как, но «Старк замыкает» вновь полоснуло по разуму, словно алой вспышкой, когда раздался крик.
«Блядь! — Весь самоконтроль, вся сдержанность и спокойствие, почти монолитная, гранитная непоколебимость дала сбой, пошатнулась, когда девушка, обернувшись назад, замерла». Джунгли вокруг них были по-прежнему видимо спокойными. Всё тот же зелёный Ад. Только теперь его тишину разрывал человеческий крик.
Одного указания хватило, чтобы Рахиль поступила так, как велел ещё старший Аконит. Повторных слов от Честера не требовалось. По крайней мере не ей. Мигом встав спиной к спине с Дианой, а потом примкнув ближе к кругу из остальных ребят, Алира напряженным взглядом всматривалась в ту ядовитую зелень, где скрылись Штефан с Мигелем. Вглядывалась так, что начинали болеть глаза. От крика становилось тошно и ещё хуже, когда он стал через раз затихать.
«Кажется, — Попыталась она переубедить себя, но не смогла».
Нет. Не кажется.
Сколько нужно времени матёрому хищнику, чтобы разобраться, пусть и со здоровым, но мужчиной? Его утащило с их тропы, словно тряпичную куклу. Старка, здоровенного мужика, который больше неё самой раза в два, наверное…
«Только бы он был один, — вспоминая о второй цепочке следов, Рахиль почувствовала, как Диана взяла её за руку, сперва просто сжимая ладонь в ладони, а потом переплетая пальцы. Секунду помедлив, переборов замешательство, Вербен обернулась к девушке. Наверное, нужно было что-то сказать. Как-то кивнуть, поддержать хотя бы взглядом. В конце концов соврать всем им, что всё непременно закончится хорошо! Но то, что сделала Рахиль, едва ли вязалось с ситуаций: она улыбнулась.

— Ник, это безумие! — Тонны воды, срываясь вниз, создавали оглушительный рокот и почти громовой раскат. Падающие капли, испытывая на прочность камни лет, исчезают в их трещинах. — Ты сдохнешь, слышишь?! — Горло болит и голос срывается на звонкие почти истеричные ноты от попыток докричаться до этого безумного идиота. — Разобьешься и сдохнешь, кретин!
А он стоял там. На самом краю. Она осторожно двигалась к нему, медленно, выверяя каждый шаг, по мокрому камню выступающему в пенном безумстве вокруг них.
— Ник! — Подходит совсем близко и дотягивается, цепляется за его футболку, мокрую. Они мокрые, словно прошли сквозь ливень, хотя на самом деле это не более, чем какой-то чертов дурацкий водопад. И даже не снизу, а на самом его верху. — Ник, пожалуйста..
Шепчет она и он оборачивается, словно услышал именно это. Её шепот. Шепот, но не крик до этого.
Оборачивается, смотрит, совершенно счастливый. Ослепленный пьянящим его чувством свободы, от которого у неё, Рахиль, душа уходит в пятки от страха, а сердце бьётся где-то под горлом, словно желает выскочить наружу. Берет её за руку, крепко переплетаются их пальцы. И он улыбается. Черт возьми, ублюдок, улыбается. Так как делает это всегда, без слов спрашивая: «Ты мне веришь?»
В мире нет ничего совершеннее водопада. Струи воды, устремляясь с огромной высоты вниз, способны принимать любую форму. Абсолютно любую. Они играют всеми цветами радуги, при этом совершенно не имея своего собственного цвета. Если реки принято считать голубыми, моря – синими, то водопадам человечество, к счастью, так и не сумело навязать определённого цвета. Водопад не имеет формы. Он состоит из воды. А вода – бесформенна. Она совершенна.
«Ты мне веришь?»
В мире нет ничего опаснее водопада. Струи воды, устремляясь с огромной высоты вниз, способны снести всё на своем пути. Ничто не способно противостоять им долго. Вода терпелива. То, что она не может разрушить сразу, она разрушает постепенно. Но вода и созидает. Всё живое на планете существует только благодаря воде. Но не водопаду. Водопад несёт в себе только опасность. И совершенство. Совершенство и опасность – единство противоположностей.
Они с детства с ним играют в это бесконечное «Веришь, не веришь?» Это будет страшно и опасно, но мы спасемся — ты мне веришь? Мы прыгнем с парашютом и он раскроется — ты мне веришь? Тебе потом даже понравится это, ходить по небу, веришь? Вот и сейчас, я, нет, мы, с тобой прыгнем, и всё будет хорошо. Ты решишь, что умрёшь. Даже нет, не так, ты умрёшь. На короткий миг падения тебя просто не станет. Но всё закончится хорошо. Веришь?
Ник знал, всегда знал, что в мире существует нечто, что гораздо совершеннее и опаснее, чем водопад. Это — человек. И он смело бросал вызов всему, что было этого достойно.
«Ты мне веришь?»
Прыжок в пустоту.
Движение неподвижности
или
движение в неподвижности?

«Ты мне веришь?» — Это сейчас читалось во взгляде и тихой улыбке Рахиль, едва приподнявшей уголки её губ.
Она не знала в чем ей нужно верить. Она не скажет, что Старк будет жив, нет. Не может сказать, что Акониты, два вооруженных одним на двоих топориком, вернуться оттуда живыми, целыми и хоть немного, но невредимыми. Она не знает, что будет делать с этим детским садом вместе с Блэр и Дианой, если у хищника и полноправного хозяина этих джунглей состоится пир. Не знает, как поступит, если из кустов сейчас выскочит вторая огромная кошка. Она не знает ничего о будущем, как и всегда в такие моменты. Не знает так же, как не знал, наверное, и Ник.
Но она точно знает, что если они сейчас выживут, то потом всё обязательно, всенепременно, будет хорошо.
«Верю. Верю, чёрт возьми!»

Лучших игроков нынче двое: Саманта и Оливия
http://s7.uploads.ru/cVwSu.pnghttp://s7.uploads.ru/qOZ5U.png

+1

8

Лучший пост написала Рахиль
http://s7.uploads.ru/wLQG7.png

пост читать здесь

Вопли Старка давили на слух. Напрягало уже не столько то, что там происходит, в зеленом подлеске, как сам факт крика. Душераздирающего, мать его, продолжительного крика. Рахиль безумно захотелось тишины. Тишины и спокойствия. Матерь Божья, это так много?!
Но с другой стороны, пока Старк так орал, как резаный, была надежда что он жив. Даже более того, глотка у него уж точно сейчас цела, раз он так вопит. И жить он будет как миленький, пока хватает силы легких выталкивать из себя воздух. А раз к человеческим крикам не добавлялось ни яростного кошачьего, ни нового человечьего то, вероятно, всё там не так уж и плохо...
«Хоть бы… — Рахиль  была сейчас готова молиться любым незнакомым ей богам и надеялась, что зверь один».
Время затянулось в бесконечную петлю и о том, что реальный мир вообще существует, а происходящее – не дурной сон, напоминала сейчас лишь тяжесть ножа в руке. Нож против дикой здоровой кошки… игрушка, блин. Но лучше уж хоть так, чем совсем без ничего, с голыми руками против клыков и когтей.
«Черт!»
И Честеру совсем худо. Чем ему помочь, кроме как циничного, но честного: «Добить», Алира не знала. Но Ник и Сэм держались. А Диана и Летиция и так не маленькие. Хотелось верить…
Когда Старка вытащили на поляну, Рахиль застыла, словно оцепенев.
Её никогда не пугал вид крови. Да и к ранам она была равнодушна, как и к ужасу, который застывал на человеческом лице и в глазах. В пустом, лишенных осмысленности, взгляде. В человеке в такие моменты могла жить лить боль. И она одна правила всем бал. Но Старк сохранил здравомыслие. Александр, несмотря ни на что, держался.
— Мы с Мигелем видели в чаще ягуара. — Под принятым острым взглядом ей захотелось выругаться. Бляха, да почему у неё такое впечатление, что он не поверил ей сперва? Или под сомнения поставил?!
Растерянная отрешенность сменилась злобой и раздражением. Выдыхая напряжение, девушка сделала несколько шагов по поляне: размять ноги, не стоять столбом, занять себя делом. Внимательно слушая, не пропуская ни единого слова, она цепким взглядом изучала пестрое зеленое многообразие вокруг них.
«Думай, Алира, вспоминай… Ну же!»
Кровоостанавливающие растения. Кровоостанавливающие, мать их, растения. И плевать, как давно это было. Есть же знания и навыки которые, как говорят, не пропьешь. А раз не пропьешь, то и сидением на заднице дома, в четырех красивых стенах, не загубишь.
Что там было? Кора? Да... Кора нескольких деревьев обладает нужными чудесными свойствами. Навероне, их даже больше чем "несколько", но других она просто не знает. И еще кустарник один... но кустарник растет у водоемов, если не прямо в воде, а одно из деревьев на песчаной почве. Черта с два, нихрена под ними почва не песчаная. Что остаётся?
Она хмурится, закусывает губу. Позволяет себе даже прикрыть глаза. Воспоминания слишком далекие и тусклые, прерываемый более живым в памяти, ярким и красным, человеческим криком.
«Черт!»
Итак… Что ещё? Дерево Жизни. Высокое, такое не пропустишь если знаешь что ищешь именно его. Распространенное в джунглях Амазонки, что немаловажно. Его хорошо знают, любят и широко используют коренные жители, а заезжим гостям и туристам обязательно предлагают настойку на его коре, чтобы снять физическую усталость после длительных походов по джунглям или согреться после ливня. Кажется, им бы всем здесь такая настойка сегодня не помешала… Из Чучуаши, как его ещё называли местные, можно было получить противовоспалительное и обезболивающее.
«Прекрасно, конечно… но каким образом это сделаю здесь и сейчас я, даже если найду дерево? Не сырую же кору давать Старку жевать…»
— Ягуар убил бы меня. Вцепился бы мне в глотку, но я удержал его. Руками. За ошейник.
— Что?
Да он бредит. Ей безумно захотелось, чтобы он бредил. Чтобы это не было правдой. Хищник-одиночка — куда ни шло, хотя нападение на человека, который был в составе группы, не вписывалось в рамки логики и попытки понимания зверя. Даже если их двое – леопард умная тварь, она всегда расценивает четко свои силы и в схватку, где может быть неизвестный исход, не вступит; не будет рисковать.
Но ошейник… Вне зависимости от того, хочется в это верить или нет, но это расставляло факты на свои места.
Тогда становилось понятно, почему зверей было двое. А ещё… Они здесь не одни.
Вспоминая след, и куда он вёл, Рахиль надеялась, что не в их направлении. Не там, где должен быть хвост упавшего самолета. Хорошо бы ещё, конечно, если и не в направлении оставленного лагеря у носовой части... а то возвращаться им будет некуда и незачем. Но лучше думать пока что о себе и постараться спасти их маленький отряд, в котором и так практически две потери.
Надежда на то, что раз здесь есть прирученные звери, то будут и люди, не оставляла за собой приятного ощущения легкости и облегчения. Рахиль куда как с большей уверенностью была готова уже принять факт того, что здесь, скорее, скоро начнётся охота на людей.
«Ручной леопард. Две кошки в лесу. Это только здесь – две. Не считая того, сколько их может быть где-то по клеткам  и тех, что дикие. Не учитывая жуков, пауков и проклятых москитов. Змей и отсутствие у нас питьевой воды и бесконечные шансы скончаться от какой-нибудь заразы. Добро пожаловать в Бразилию, детка.  — Ситуация раздражала наличием лиц, о которых, скорее, нужно заботиться, чем они сами это сделают». И учить. Если они вообще все сегодня выживут, то нужно будет устраивать экскурс в прекрасный мир здешней живой природы, её полезных растений, не очень полезных тварей и того, как добыть себе пару глотков воды, от которой ты не протянешь ноги через пару дней, если не быстрее. И они научатся. У них выбора не будет.
Но сейчас весь отряд в совершенно не завидном положении…
«Ник, а что сделал бы ты? — Бессмысленная злость на мироздание, граничащая с подступающей толи паникой, толи истерией, до добра не доведёт».
Что сделал бы Ник? Как поступил? Ну кроме того, что устроил бы свою собственную охоту на тех, кто занимаются тут возможным разведением и дрессировкой хищников. Причем не самых приспособленных и созданных для этого хищников. Нику хватило бы “ума” и отряд бросить к чертям собачьим и раненых. Старк для него никто, левый мужик. На детей и женщин ему похер будет, тоже чужие люди. И куда как важнее, что если не убьешь ты, то убьют тебя. Рахиль этот закон хоть знала, но не жила по нему.
Да и куда ей, девице, лезть то? «Было бы в руках что-то существенное…»
Пока оказывали первую помощь Алексу, Рахиль, ещё раз обходя поляну, подобрала с земли, почти у самых кустов, ветвь шириной в обхват её руки и длиной немногим больше, чем метровая, разветвившаяся в две стороны. Вернувшись снова ближе к центру их временной неудачной и вынужденной стоянки, присев на корточки, приложив усилия, обломала лишнее и, как казалось, ненужное. Чем хороши джунгли – почти все деревья прямые. Никаких суков, никаких тонких лоз, которые растут в самых неожиданных местах. Просто ни-че-го. Прямой ствол, на высоте минимум в два три метра от которого только могут начаться какие-то ветки.
Дерево было молодым и мягким, с сырой, от недавнего дождя, корой,  и легко поддалось ножу. Алира даже не надеялась, что может быть легко. Но когда выяснилось, что это так, успела попутно разочароваться. Но поспешно и зря, к сердцевине дерево было хорошим и годным, не прогнившим. Срезая ножом, пусть и неаккуратно, ненужное слой за слоем, Рахиль постаралась максимально заточить будущую рогатину. Если, конечно, это, вообще можно так назвать. Можно  будет этой хренью что-либо сделать или нет, Вербен не знала. Но это тоже лучше, чем совсем ничего. А когда адреналин еще ударит в голову, то убить можно хоть казенной ложкой…
Оставляла последние срезы, сильнее заостряя концы, она уже поднимаясь на ноги и выдвигаясь в середине отряда. Пестрая зелень джунглей больше не казалась безопасной.
«Интересно, как их контролируют? — У Рахиль никогда даже собаки своей не было. У отца – были. Два боевых питбуля. Твари, по мнению Алиры, уродливые, лишенные хоть какого-либо эстетизма и, что было для девушки одновременно удивительно и  характерно, преданные лишь хозяину. Они боялись отца. В прочем, как и многие другие… В этом Рахиль понимала этих собак. Понимала, но всё равно предпочитала сторониться. Не хотелось испытать на себе захват их челюстей.
Как дрессировали этих собак Вербен в подробностях не знала. Но отчего-то была уверена, что методы укрощения и устрашения собак, подчиненных и собственных детей её отец использовал в любом случае одни и те же.
Но как дела обстоят с леопардами?
«Свисток? — Мысль показалась здравой и не лишенной смысла». В конце концов, если зверей отпустили, то как ещё им могут подать сигнал и отдать команду?
Хотя с трудом верилось в то, что такую большую дикую кошку можно приручить. Сломить и заставить подчиняться себе настолько безропотно, что она забудет, что джунгли для неё дом родной и память предков не даст о себе знать. 
— Ник, — её словно током ударило от пришедшего совершенно внезапно осознания того, что «Николас» сокращается так же, как и «Доминик», до простого и звучного…
— Держи, — девушка протянула рогатину парню. Отдала бы, наверное Блэр, если бы ту не вооружили ранее топориком. Диана казалась слишком растерянной и испуганной. А Сэм ребёнок... Хотя Николас недалеко от последней ушел. 
«Взрослеть всегда приходится против воли. Кажется, со вчерашнего вечера вы с ней и так уже стали лет на десять старше, да?»
— Бить в грудь или под глотку… — Добавляет, сжав и разжав несколько раз пальцы свободной руки, чувствуя, как неприятно саднит пальцы.
«Неженка…»
Хотелось развеять остатки подкравшегося миража. Казалось, что если оглянуться, то она увидит брата. Живого, улыбчиво дерзкого, уверенного, в любом случае и при любом раскладе, лишь в своей бесповоротной победе.
— Сэм, — слова звучат тихо. Так, наверное, и должно быть. А ещё лучше бы совсем шепотом. Но какой в этом смысл, когда их дыхания и разящего от Старка на версту запаха крови явно хватит, чтобы вычислить где они и что они. — Здесь растение одно растет. Кустарниковое. Его узнать можно по цветам. Соцветиям даже. Фиалкового цвета… часто еще белого. Может быть, знаешь даже или видела – брунфельсия. — Цветок давно стал декоративным и успешно цветет по всему миру, но мало кто ожидал бы, наверное, увидеть его здесь, в джунглях Амазонки, которая для него является родиной.
— Если увидишь на пути – скажи. Хорошо?

Лучшим игроком обозвали Летицию Блэр
http://s6.uploads.ru/XJ6mz.png

+1

9

Лучший пост написала Рахиль
http://s7.uploads.ru/wLQG7.png

читать здесь

Он казался здесь чем-то гармоничным и правильным, этот мёртвый мальчик, затерявшийся в раскидистых ветвях дерева. Рахиль, заметив его, остановилась, до того напряженно оглядывавшаяся по сторонам, словно звереющая в инстинкте «Save yourself». Замерла, запрокинув голову, глядя вверх.
Мальчик... Да ладно, парень, а то заслуживавший до того более уважительного и многозначного «молодой человек». Она его даже не сразу заметила, настолько он… вписался. Лицо его словно каким-то невероятным образом вросло в дерево, как и он сам, раскинувшийся на ветвях, ставший какой-то их частью. То ли оно было сплющено, то ли так падал солнечный свет, то ли ещё что…  И одет как-то по-домашнему, в рубашку с коротким рукавом и спортивные штаны. По-домашнему… Кажется, что вчерашний полет на самолете стал чем-то нереально и невообразимо далеким. Ровно настолько, чтобы считать теперь всё, что казалось цивилизованным, слишком нормальным для джунглей.
«Первый пошел. — Холодно и равнодушно, чувствуя, что это лишь первая ласточка, вестница того, что они близки к месту катастрофы».
Алира ничего не сказала, замерев лишь на несколько секунд, напряженным взглядом вглядываясь в сплетение ветвей. Не указала на него, не вздохнула, не ахнула. Лишь сильнее сцепила зубы, прежде чем сделала следующий осторожный шаг вперед.
Остальные и так всё скоро сами увидят. Остальные и так всё скоро сами поймут. Ведь дальше – будет только хуже.
Следующей стала девочка. Она была почти что на их пути, их тропе – бледное приведеньице, мёртвая куколка; зависла в нескольких метрах от земли, запутавшись в переплетениях длинных и гибких лиан, одна из которых обмоталась вокруг шеи девчушки, и раскачивалась теперь на них, как на диковинных качелях. Сколько ей? Лет семь? Может восемь? Да черт, уже нет никакой разницы. Рахиль отводит взгляд, но перед глазами всё равно остаётся ещё на какое-то мгновение картина светлого приведения в кремовом платьице. Её светлые волосы, когда-то кудрявые и легкие как пух, прилипшие к голове и покрасневшие от крови. Испуг на лице и удивление в остекленевших, ставших словно прозрачными, глазах.
Всё вокруг становится каким-то мутно-грязным. Джунгли все те же – меняется лишь восприятие и отношение к ним, притихшим и наполненным снова смертью. В каждом притаившемся сумраке виднеются какие-то силуэты. Половина из них, Алира уверена, дорисованы воображением. Самим ожиданием видеть их – не живых, застывших в самых неожиданных положениях и позах, ставших странным и невероятным украшением здешней фауны. Из недр самой зелени проглядывается чья-то нога. Проходит долгое мгновение, прежде чем приходит осознание, что она оторвана. Но куда как важнее почему-то кажется то, что сапог на ней совершенно цел. Это видно совершенно отчетливо.
Мозг цепляется за любые мелочи, только бы не видеть кровь и то месиво, что постепенно возникает вокруг.
Плюшевый мишка в кустах – безумно грязный после пережитого дождя. Принадлежал ли он той девочке или другому ребенку?
Отвратительная вонь начинает забивать дыхание. Тишину разрывает тонкий звон от насекомых, которые темным облаком роятся над лицом распростертого под деревом мужчины. Тем, что когда-то было лицом; головой вообще. Она лопнула, словно переспелая дыня.
Резко отворачиваясь, Рахиль почувствовала, что её тошнит. Желудок, в котором ничего со вчерашнего дня не было кроме той половины резиновой безвкусной тефтели, сжимается в судорогах, но не может выдавить ничего, кроме едкого сока.
«Терпи… Ну же! — Это ведь не первый раз». И она не впечатлительная девочка, чтобы падать в обморок при виде крови и чьих-то мозгов. Но отчего же так тошно то? И душно…
Рахиль поняла, что ей жарко. Чертовски, неимоверно, жарко. И хочется выпутаться из кокона одежды, спасавшей от насекомых и всего того, чем были наполнены джунгли вокруг. Всего того, что таило в себе  едва ли не ежеминутную опасность. Думалось, казалось, что если снять куртку, штаны, скинуть ботинки, чужие и не подходящие ей по размеру, снятые с мертвеца, получится избавиться от всей этой грязи. От той мерзости,  что липким комом облепляла душу, когда взгляд натыкался на разбитые и выступившие позвонки чьей-то изломанной спины, похожие на звенья странной цепи; ошметки тканей, кровавую кашу из осколков костей, содержимое чьих-то внутренностей.
Она смотрит на них и понимает, что хочет всегда оставаться на земле. На земле, чтобы никогда не иметь счастья узнать что это такое – падение в черную беспросветную пропасть.

Лучшим игроком стал Штефан
http://s5.uploads.ru/l3f5Y.png

+1

10

Пополнение в активистах новыми лицами
http://s8.uploads.ru/to4VI.pnghttp://s9.uploads.ru/PM9BJ.png

Лучший пост написала умничка Рахиль
http://s7.uploads.ru/wLQG7.png

читать пост

Секунда. Выстрел.
«Это не закончится. Не прервётся так просто… — Вместе с выстрелом, подкосившим Штефана, словно тот не здоровый мужик, а пушинка, вместе с выстрелом, способным убить не то что взрослого мужчину, а здорового и пышущего жизнью и яростью зверя эта мысль показалась холодной и отрешённой, словно не принадлежавшей ситуации. — Как в кошмаре, от которого не проснуться».
Хотя когда её жизнь не была кошмаром?
Вторая.
Алира напряженно всматривается в зеленые подлесок, в котором скрылся Штефан и скользит в сторону с тропы.
Третья.
Сохранность. Это опасно — стоять сейчас столом здесь. Какой-то дрянной десяток метром разницы не сыграет для стрелка никакой роли. Чувствуя, как её разжимают пальцы, как из ладони исчезает рукоять ножа, Рахиль почти что делает рывок следом за Мигелем,  в надежде остановить его, но останавливается сама. Сохранность. Аконит старший поехал крышей. Алира знала это выражение лица, ей был знаком такой взгляд: холодная напряженность, внутри которой сквозило безумное желание расправы. Если она попытается остановить его, скорее всего, он устранит в свою очередь её, как помеху, как преграду.
«Черт! — Сжимая руки в кулаки и ещё несколько секунд вглядываясь в заросли, куда ускользнул Мигель, явно намереваясь описать крюк и обойти стрелка, девушка, потеряв надежду на возвращение младшему из братьев здравомыслия, оглянулась на их отряд». С другой стороны, это в любом случае было наиболее разумным. Напрямую, по тропе, им не пройти.
Даже Старк, у которого явно напрашивались на все крепкое словно, и не одно, молчал.
«Винтовка. Крупный калибр… скорее всего, — прикидывая расстояние и в мыслях воспроизводя звук выстрела, Рахиль хочется убить того, в руках у кого такая херь и кто выстрелил при этом в человека». 
— За дерево, — и, цепляя под руку Ника, остолбеневшего от ужаса, потянула его в сторону. — Сидеть в корнях... Только осторожно. — Пауков и прочих ядовитых тварей никто, к сожалению, не отменял. Проблемы и то, что могло или хотело их здесь убить, лишь наслаивалось. Одно на другое. — Выйти из зоны обстрела.
И когда все уходят в сторону, Алира осторожно, не выпрямляясь, выглядывает.
«И что делать? — Резонный вопрос, на который не находилось ответа».
Она оборачивается на Летицию, стараясь избегать взгляда на младших участников их похода. Слишком много смертей за сутки для горстки подростков. Тут взрослым тошно и дурно становится…
— Не выйдет, — качает она головой, — здесь и без прошедшего дождя нехреновая влажность. Развести костер в джунглях – задача невероятной сложности…
«А уж так что-то поджечь… — Но такая идея лучше совсем никакой.
— Если Штефан жив, — осторожно начинает она, прислонившись к дереву и вновь выглядывая, изучая высокий зеленый подлесок и деревья вокруг, — то он не подаст виду. Чтобы это досадное упущение не исправили.
«Сидеть на заднице и не двигаться – это твой клевый план? — Рахиль пытается подтолкнуть себя к принятию какого-то решения, но мысли цепляются за то, что сейчас совершенно не должно её волновать». Например то, что Сэм, Ник и Честер — ещё совсем дети. И, выжив после падения, могли бы считать себя счастливчиками. А если вообще выберутся живыми из этого Ада, то могут искренне верить, что Бог их любит. Если, конечно, верят в самого Бога… Сама Алира в Бога не верила. И начинать это делать сейчас, в надежде что тогда появится шанс на спасение, не собиралась.
«Ползти к нему? — Травы здесь достаточно, чтобы скрыться от чужих глаз». Вот только тому, у кого в руках винтовка, будет пофигу. Мишень, даже если её не видно, все равно будет распознала по движению в замершем, словно в ожидании, подлеске.
«Это только если там хороший охотник… — А вспоминая ягуаров, отбрасывать такой шанс не стоило».
Тоже обойти и попытаться помочь Мигелю? Алира уже была готова даже на такую попытку. Только зайти с другой стороны. Вот только нырять в зеленые джунгли, в которых недавно рыскали два хищника, совсем без ничего в руках, ей не хотелось. И что, безоружная, она будет делать у самолета? Камнями закидает снайпера?
Забирать топор у и без того их немощного отряда тоже идея не благоразумная…
«Остаётся надеяться на Мигеля, — Мигеля, у которого сорвало крышу и разум занавесило туманной пеленой… Но это единственное, что у них осталось».
Облизав губы, Алира сдвинулась с места, мягко и медленно, почти что на самых корточках, перебравшись к другому дереву. Хорошо бы как-то помочь Акониту. Хорошо, если стрелок следит за ними, но…
«А если он не один? — Эта мысль толкала к полной безысходности».
Они не для того шли сюда столько времени, чтобы ничего не получить.
Рахиль отчетливо представила, как если бы не ягуары, то можно было бы забить на прочих пассажиров и попытаться справиться в одиночку. Джунгли она знает и, что немаловажно, джунгли знают её. Но даже так: сколько ей понадобилось бы времени? И сколько ещё тут опасностей...
«Ник…»
— Эй! — Только бы докричаться. Отвлечь на себя внимание и Мигелю станет уже на порядок легче. И понадеяться, что стрелок так один. Но в их сторону, под прикрытием из снайпера, никто не двигался — это оставляло шанс на реальность таких надежд.
— Мы выжившие пассажиры упавшего лайнера! — Казалось, что голос вязнет в зеленой чаще. — Мы не вооружены! С нами раненые! — Помедлив, Алира добавляет, словно для весомости:
— И дети!
«И что? — Если там человеку здравомыслящий, во что не верилось после встречи с ягуарами, то он должен понять, что стреляет не в тех, не в хозяев хищных и одновременно ручных для кого-то тварей». А если нет… Если нет, то у них и так шансы на выживание безрадостно стремятся к нулю.

А лучшим игроком назвали красотку Дороти
http://s8.uploads.ru/to4VI.png

0

11

Ну, вы как всегда "активны" в голосовании.
Ряды активистов поредели за эту неделю. Это плохо. Очень.

Новые лица среди активистов: Элли, Эллен
http://savepic.org/5078142.pnghttp://s9.uploads.ru/16nlg.png

Лучший пост написал Николаус
http://savepic.org/5107838.png

читать пост

Ник напугался и не скрывал этого. Всего за сутки его жизнь превратилась в настоящий кошмар, всего за сутки он оказался лишен всего, был заброшен судьбою в самое пекло неприветливых джунглей и их не отличавшихся особым дружелюбием обитателей. Все это походило на ужасный сон, кошмар, из которого он все никак не мог вырваться и наконец проснуться.
Единственным хорошим событием за это время было то, что Штефан выжил. Их вожак, знаменосец, их негласный лидер, за которым они не побоялись пойти в эту зелень неприступных джунглей. Он был жив, и появился крохотный луч надежды, что все не так уж плохо, и они смогут выбраться. Хотя бы некоторые из них... Что их найдут и вернут домой. У самого Ника больше не было дома, ему некуда было возвращаться, но он продолжал надеяться на спасение.
А потом Мигель притащил ту рыжую девушку, которая стреляла в его брата, и одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что она не ждала их здесь, чтобы хладнокровно убить. Она была такой же жертвой, причем, еще более потрепанной и, судя по ее внешнему виду, куда больше одних суток пробывшей в этом зеленом плену.
Как она оказалась здесь? Или рядом есть поселение? Может, большой мир не так уж далеко, как мы думали?
Ник не мог задать эти вопросы, а все остальные были слишком заняты перепалкой Штефана с Мигелем или чем-нибудь иным. Братья Акониты, внушающие Нику чувство защищенности и уверенности, дарящие надежду на возможное спасение, рыжую девушку только пугали. Она сжималась, словно старалась казаться еще меньше, , чем была, ее огромные синие глаза словно светились на фоне бледного личика. Девушка дернулась от протянутой руки Ника, но парень не собирался бить ее, наоборот, он хотел успокоить.
Совсем рядом раздался голос Летти, ей также было не все равно на судьбу несчастной, и после того, как Блэр отчитала братьев за то, что они напугали горе-стрелка, она оказалась рядом с Ником и девушкой и спросила, как ее зовут. Их новая знакомая открыла рот, но с ее губ не слетело ни звука, а васильковые глаза словно стали еще больше.
Ник знал это состояние, ему одному из их небольшого отряда было знакомо чувство, когда рот открывается в немом крике, когда отчаянно хочешь что-то сказать, но при всех твоих усилиях не можешь издать ни звука.
Парень потянулся за телефоном в своей куртке, который дал ему Честер, но именно в этот момент девушка сделала едва уловимое движение, и в следующую секунду Ник уже оказался в ее объятиях. Она сорвалась. Отчаяние, страх, боль, пережитая за дни, проведенные в джунглях, разом навалились на нее, и девушка в голос зарыдала, утыкаясь лицом в плечо Ника и сотрясаясь всем телом от своей истерики. В какой-то степени парень даже чуть-чуть позавидовал ей: девушка могла выплеснуть свои эмоции, у него же они до сих пор были закрыты подсознанием.
Через несколько минут она все же отстранилась, но лишь для того, чтобы тонким бледным пальчиком написать в грязи свое имя, а потом вновь обняла Ника, словно из всех он был единственным, кто мог ее защитить.
А он был всего лишь мальчишкой, попавшим в беду также, как и все остальные. Возможно, чуть более спокойным, потому что все его сильные эмоции были заперты глубоко внутри. Но разве при этом его можно было назвать ребенком как это сделала Рахиль? Вряд ли.
Обнимая Элли в ответ, Ник все же чуть-чуть отстранился и, высвободив одну руку, достал из кармана телефон Честера и быстро, насколько это было возможно сделать одной рукой, написал сообщение и показал телефон девушке:
"Я Ник. Кто ты? Что произошло?"
Вряд ли она сейчас могла дать полный развернутый ответ, но Нику нужно было знать, как Элли оказалась в этом Богом забытом месте.
Позади них раздался грохот, и почти весь их отряд обратил внимание на женщину, буквально вывалившуюся из багажного отсека. Выжившая. Невероятная счастливица, которой удалось выжить после падения с дьвольской высоты. Ник посмотрел на нее как на какое-то чудо, а потом вновь повернулся к Элли, которая продолжала обнимать его, и едва заметно улыбнулся. Кажется, удача все же краем глаза посмотрела в их сторону.
Элли пыталась вытереть грязные руки о свои не менее грязные джинсы, но у самого Ника не было ничего подходящего. А вот у Сэм... Ник снова повернулся и, увидев девушку, которая вместе с Честером направлялась к обломкам самолета, махнул ей рукой. Ему пришлось перестать обнимать Элли, чтобы руками попытаться показать Сэм, что ему нужна ее сумка, в которой, насколько парень помнил, были чистые тряпки.

Лучшим игроком выбрана Эллен
http://s9.uploads.ru/16nlg.png

чествуем своих героев!

0

12

Активисты
http://savepic.org/5096574.png

Лучший пост написал Николаус
http://savepic.org/5107838.png

читать пост

Ник не чувствовал себя тем, у кого следует искать защиты, кто мог бы помочь и уберечь от неприятностей. Возможно, раньше он был бы более полезен всем этим людям, прежний Ник, наивно взирающий на мир, когда отрывался от любимой приставки, мог бы найти нужные слова, убедить Аконитов не смотреть на Элли таким страшным взглядом, отчего девушка еще сильнее сжималась, словно пыталась превратиться в маленькую точку и исчезнуть. Ник бы смог помочь ей, объяснить, что никто из них не причинит ей вреда. Но сейчас в его силах была лишь немая поддержка, хотя Элли было достаточно и этого.
Как удивительно устроен мир. Еще сутки назад жизнь Ника закончилась, стоило ему увидеть остекленевший взгляд сестры, а сегодня он уже успокаивал эту рыжую девушку, для которой невероятным образом стал ближе и безопаснее всего их отряда.
К ним подошла Сэм, которая одна из немногих проявила к Элли дружелюбие. Казалось, доброте Сэм не было края, она находила минутку, чтобы каждому помочь словами или делом. Она не веселила как Летти и не пыталась разбавить гнетущую атмосферу шуткой, но ее поддержка все равно была неоценимой. Без таких как Сэм и Летти они бы, наверное, уже давно потеряли способность надеяться на лучшее.
Пока Ник вытаскивал тряпки из сумки девушки, она представлялась Элли, а потом предупредила Ника, что отправится с Честером в багажное отделение. Им всем нужно было направиться туда, но парень не был уверен, что Элли сейчас способна подняться с земли, на которой они оба сидели. Девушка уже не рыдала, но продолжала судорожно сжимать пальцы на куртке Брутта, словно боялась, что он в любой момент может исчезнуть. Нику пришлось осторожно разжимать ее пальцы, чтобы чистой тряпкой стереть с них столько грязи, сколько только мог. Не следовало забывать о словах Штефана: в джунглях даже простая грязь несла в себе угрозу. Казалось, что даже дышать опасно, настолько это чувство въелось в их сознание.
Девушка вновь вздрогнула, когда уже Мигель позвал их. Им действительно следовало включиться в работу, но стоило младшему из Аконитов упомянуть ягуаров, как почти успокоившаяся к тому времени Элли переменилась в лице и испуганно посмотрела на Ника. В ее взгляде огромных серых глаз плескалась паника, девушка не понаслышке была знакома с тропическими кошками, и она лучше их всех знала, на что способны местные жители.
Как ты вообще оказалась здесь? - в который раз всплыл вопрос в голове Ника, но сейчас было не время задавать его. Элли что-то искала, судорожно шарила взглядом по одежде парня, щелкала в воздухе пальцами, пытаясь что-то показать ему, и через минуту Брутт наконец-то догадался подать ей телефон, который уже убрал обратно в карман, когда не получил от нее ответов на свои вопросы.
Она торопилась, пальцы соскальзывали с клавиш, и Элли едва сдерживала слезы, когда проклятый Т9 выдавал совершенно не то, что она хотела передать. Наконец она протянула телефон Нику, который все это время наблюдал за ней. Элли боялась, ее паника передавалась даже через напечатанные на экране буквы, и едва Ник прочитал, как повернулся к Штефану, который внимательно наблюдал за ними. Мужчина подошел и просто протянул руку за телефоном, после чего пробежал глазами по напечатанным в спешке строчкам.
Мы ведем себя слишком громко. Но они ведь и так знают, что мы здесь. Только глухой не услышит выстрел, наши крики и голоса. Тогда почему они не нападают снова? Чего они ждут?
Ник кивнул, когда Штефан отдал новое указание забраться в багажный отсек и найти бумагу, на которой Элли могла бы ответить на их вопросы. Батарея телефона была не долговечна, и если она сядет до того, как Ник и Элли обретут голос, им придется нелегко, объясняя остальным, что они хотят сказать. Ник как раз повернулся к Элли, чтобы помочь ей подняться и увести к самолету, но один звук голоса Штефана, обращающегося к ней, заставил девушку наподобие испуганного страуса спрятать голову под мышкой Ника. Парень и мужчина удивленно посмотрели на нее, и даже если бы Брутт сейчас мог разговаривать, он все равно не вымолвил бы ни слова от удивления. Когда он успел настолько расположить Элли к себе? Когда успел стать нужным кому-то кроме Джесс?
Каким-то невероятным образом ему удалось расшевелить Элли настолько, что девушка смогла встать и помочь ему дотащить Старка до багажного отделения, где его удобно расположили на разбросанных чемоданах. Элли все время держалась рядом с Ником, да и сам парень не выпускал ее из виду, иногда поглядывая в сторону Мигеля, который явно был до сих пор зол на "рыжеволосую снайпершу". Разве он не понимал, что девушка выстрелила из страха? Что любой из них, если это не Аконит, мог также поступить на ее месте? Но объяснить это Мигелю, когда ты - немой подросток, а он - упертый рогом солдафон, нереально. Оставалось лишь не подпускать Элли к нему. К счастью, девушка сама не горела желанием приближаться к своему обидчику.
К вечеру они поставили баррикады, которые теоретически должны были спасти от ночных гостей, разгребли завалы и отсортировали вещи, которые нашли в многочисленных чемоданах, по степени нужности. Братья разожгли костер, и вскоре на нем шкворчали опостылевшие всему отряду тефтели. На этот раз Ник разделял свою порцию с Элли, а Честер - с Сэм. Дэлсон как маленького ребенка обнимал ярко-красный баллон с кислородом, и в свете костра было видно, как мерцают на нем нарисованные звездочки. Сначала Ник даже не поверил этому, когда впервые увидел, что находится в руках у Честера, настолько парень и его спасительный баллон отличались друг от друга. Впрочем, вряд ли Честер всегда был таким хмурым и угрюмым. Чуть больше двух суток назад у всех их была другая жизнь, были семьи и надежды на светлое будущее.
Ник и Элли держались чуть поодаль от остальных. Парень без особого аппетита съел пару тефтелин, хоть и был голоден, а потом отдал остальное девушке. Неизвестно, когда она в последний раз нормально питалась, да и сколько вообще прожила в джунглях. Им нужно было узнать, что с ней произошло и как удалось выжить.
Потянувшись, парень взял найденные блокнот и карандаш, после чего расположил их у себя на коленях, чтобы было удобнее писать.
"Есть еще выжившие?"
Ник протянул бумагу Элли, с надеждой смотря на нее. Вне зависимости от того, как она оказалась здесь, он хотел знать, есть ли в джунглях еще кто-то, кто не является для них врагом.

Лучший игрок по итогам голосования Элли
http://savepic.org/5078142.png

0